Reflexiones del Comandante en Jefe

 

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ФИДЕЛЯ КАСТРО

ИМПЕРИЯ И НЕЗАВИСИМЫЙ ОСТРОВ

История Кубы за последние 140 лет – это борьба за сохранение национальной идентичности и независимости и история эволюции империи Соединенных Штатов, их постоянные намерения овладеть Кубой, а также устрашающие методы, которые она сейчас использует для поддержания своего господства в мире.

Выдающиеся кубинские историки разных эпох глубоко разрабатывали эти темы и описывали их в различных превосходных книгах, достойных быть доступными для наших патриотов. Эти размышления предназначаются в особенности новым поколениям для того, чтобы они ознакомились с очень важными событиями, имевшими решающее значение в судьбе нашей родины.

 

Первая часть: Навязывание поправки Платта в качестве приложения кубинской неоколониальной Конституции 1901 года.

 

«Доктрина спелого фрукта» была изложена в 1823 году Джоном Куинси Адамсом – государственным секретарем, позже ставшим президентом. По закону политической гравитации Соединенные Штаты непременно захватили бы нашу страну после прекращения колониального подчинения Испании.

Под предлогом взрыва корабля «Мэн» - события, которое до сих пор следует поворошить, использовавшегося для того, чтобы развязать войну с Испанией, или инцидента в заливе Тонкина, который, напротив, возможно был сфабрикован, чтобы напасть на Северный Вьетнам, - 20 апреля 1898 года президент Уильям Маккинли подписал Совместную резолюцию, в которой объявлялось «…что народ острова Куба является и по праву должен быть свободным и независимым», «…что посредством настоящего документа Соединенные Штаты не хотят и не намереваются ни употреблять власти в отношении суверенитета, юрисдикции, ни господствовать в этой стране, что они преследуют только мирные цели и что когда этого добьются, они оставят правление и власть кубинскому народу». Совместная резолюция давала полномочия президенту на применение силы в целях уничтожения испанского правительства на Кубе.

Главный командир полка «Жестоких всадников» полковник Леонард Вуд и Теодор Рузвельт – заместитель командира добровольцев-экспансионистов, высадившихся в нашей стране на пляжах, располагающихся неподалеку от Сантьяго-де-Куба, после того, как уже была разбита американскими крейсерами мужественная, но плохо используемая испанская эскадра и ее морская пехота, попросили поддержки у кубинских повстанцев, которые ценой огромных жертв изнурили и вывели из строя испанскую колониальную армию. Полк «Жестоких всадников» высадился без лошадей.

Вслед за поражением испанцев 10 декабря 1898 года представителями королевы, правящей Испанией, и президента Соединенных Штатов был подписан Парижский договор, в котором, за спиной кубинского народа, было принято решение, что Испания откажется от всех прав на суверенитет и на собственность на остров, и эвакуируется. Куба временно будет занята Соединенными Штатами.

25 июля 1900 года генерал-майор армии Леонард Вуд, уже назначенный американским военным губернатором, отдал приказ 301, в котором постановлялось проведение общих выборов делегатов в Конституционную ассамблею, которая должна была собраться в городе Гавана в двенадцать часов в первый понедельник ноября 1900 года, чтобы отредактировать и принять Конституцию для народа Кубы.

15 сентября 1900 года были проведены выборы, на которых был отобран 31 делегат из Национальной, Республиканской партии и партии Демократического союза. 5 ноября 1900 года в гаванском театре «Ирихоа» было проведено открытие Конституционной конвенции, когда театр был переименован в театр «Марти».

Представитель президента Соединенных Штатов генерал Вуд объявил о создании Ассамблеи. Вуд ознакомил всех с целями, намеченными правительством Соединенных Штатов: «Когда будут установлены отношения, которые, по вашему мнению, должны существовать между Кубой и Соединенными Штатами, правительство Соединенных Штатов, без сомнения, примет меры, которые, в свою очередь, будут способствовать принятию конечного соглашения, одобренного народами обеих стран, в целях развития общих интересов».

В Конституции от 1901 года, в Статье 2, говорилось, что «в территорию Республики входят остров Куба, а также прилегающие острова и островки, на которые распространялся суверенитет Испании до ратификации Парижского договора 10 декабря 1898 года".

После редактирования Конституции настал момент определить политические отношения между Кубой и Соединенными Штатами. В этой связи 12 февраля 1901 года была назначена комиссия из пяти членов, чтобы изучить и предложить последующие действия в этих целях.

15 февраля губернатор Вуд пригласил членов комиссии на рыбалку и устроил банкет в Батабано, являющимся главным путем к острову, ранее известному как остров Пинос, который был занят в то время войсками Соединенных Штатов, принявшими участие в войне за независимость Кубы. В Батабано он ознакомил их с письмом госсекретаря по военным вопросам Элиху Рута, в котором указывались основные аспекты будущей поправки Платта. Согласно указаниям, полученным из Вашингтона, отношения между Кубой и Соединенными Штатами должны были регулироваться в силу разных аспектов. В пятом аспекте говорилось, что это делалось, чтобы способствовать Соединенным Штатам выполнению тех обязательств, которые были бы возложены на них в силу уже указанных соглашений, и для собственной защиты, Соединенные Штаты могли бы приобрести и хранить ценные бумаги на земли для создания военно-морских баз и сохранять их в определенных специфических точках.

Кубинская Учредительная конвенция, ознакомившись с условиями, предъявляемыми правительством Соединенных Штатов, приняла 27 февраля 1901 года позицию, противоположную позиции американского правительства, в которой убирался пункт о создании военно-морских баз.

Правительство Соединенных Штатов согласовало с сенатором-республиканцем из Коннектикута Орвилем Платтом представить поправку к проекту Закона о бюджете армии, что превратило бы вышеуказанную поправку в свершившийся акт, то есть создание на кубинской территории американских военно-морских баз.

В поправке, принятой сенатом Соединенных Штатов 27 февраля 1901 года, Палатой представителей 1 марта, и утвержденной президентом Маккинли на следующий день в качестве приложения к «Закону о предоставлении кредитов армии в бюджетный год, заканчивающийся 30 июня 1902 года», статья о военно-морских базах была отредактирована следующим образом:

«Ст. VII. В целях предоставления возможностей Соединенным Штатам поддерживать независимость Кубы и защищать ее народ, а также для собственной обороны, правительство Кубы будет продавать или сдавать в аренду Соединенным Штатам земли, необходимые для угольных баз или для расположения военно-морских баз в определенных пунктах, которые будут оговорены с президентом Соединенных Штатов».

В статье VIII добавляется: «Правительство Кубы внесет предыдущие положения в постоянный договор с Соединенными Штатами».

Быстрое принятие Поправки конгрессом Соединенных Штатов было вызвано теми обстоятельствами, что заканчивался его законодательный период, а президент Маккинли располагал поддержкой большинства голосов в обеих палатах, необходимых для беспрепятственного принятия поправки. Она превратилась в закон Соединенных Штатов, когда 4 марта президент Маккинли заступил на второй срок.

Некоторые члены Учредительной конвенции придерживались мнения, что у них не было полномочий для принятия Поправки, потребованной Соединенными Штатами, поскольку это ограничивало независимость и суверенитет Республики Куба. Тогда военный губернатор Леонард Вуд поспешил отдать новый Военный приказ 12 марта 1901 года, в котором провозглашалось, что Конвенция наделялась полномочиями принимать меры, конституционный характер которых был сомнительным.

Другие члены Конвенции, такие как Мануэль Сангини, считали, что Ассамблею должны распустить, прежде чем будут приняты меры, оскорбляющие достоинство и суверенитет кубинского народа. Однако на заседании, проходившем 7 марта 1901 года, вновь была назначена комиссия, чтобы отредактировать ответ губернатору Вуду; доклад был составлен Хуаном Гуальберто Гомесом, в котором он рекомендовал отклонить, среди прочего, поправку, касающуюся сдачи в аренду территорий для военно-морских и угольных баз.

Хуан Гуальберто Гомес подверг самой суровой критике поправку Платта. 1 апреля он предложил на обсуждение доклад, в котором возражал против документа, который шел в разрез принципам Парижского договора и Совместной резолюции. Однако Конвенция прекратила обсуждения доклада Хуана Гуальберто Гомеса и решила направить другую комиссию для "ознакомления с намерениями и целями правительства Соединенных Штатов в отношении того, какие особенности имеются в виду при установлении окончательного порядка отношений в политической и экономических сферах между Кубой и Соединенными Штатами, и определить с собственным правительством основы для соглашения об этих крайностях, чтобы представить на рассмотрение Конвенции для их окончательного решения».

После этого была избрана комиссия для поездки в Вашингтон, в которую входили Доминго Мендес Капоте, Диего Тамайо, Педро Гонсалес Льоренте, Рафаэль Портуондо Тамайо и Педро Бетанкур, прибывшие в Соединенные Штаты 24 апреля 1901 года. На следующий день их приняли Рут и Вуд, который уже находился в своей стране с этой целью.

Американское правительство поторопилось публично заявить, что комиссия посетит Вашингтон по своей инициативе, без какого бы то ни было приглашения, и не с официальным визитом.

Госсекретарь по военными вопросам Рут принял членов комиссии 25 и 26 апреля 1901 года, окончательно заявив им, что «право Соединенных Штатов навязывать обсужденные поправки провозглашалось в течение трех четвертых века перед лицом американского и европейского народа, и что они не намерены отказываться от этого права до такой крайности, чтобы подвергнуть опасности собственную безопасность».

Американские должностные лица вновь подтвердили, что ни одна из клаузул поправки Плата не уменьшает суверенитета и независимости Кубы, а, напротив, сохраняет их, и уточняли, что они вмешались бы только в случае серьезных нарушений с одной только целью - поддерживать порядок и мир в стране.

Комиссия зачитала свой доклад на секретном заседании, состоявшемся 7 мая 1901 года. Внутри комиссии были серьезные разногласия в отношении поправки Платта.

28 мая был представлен на рассмотрение доклад, составленный Вильуэндасом, Тамайо и Кесадой, в котором принимали поправку с некоторыми пояснениями, рекомендуя согласовать договор об обоюдной торговле.

Этот доклад был принят 15 голосами против 14, однако правительство Соединенных Штатов не признало такого решения, сообщив через губернатора Вуда, что примет поправку лишь в том случае, если она останется без изменения, и, в ультимативной форме предупредило Конвенцию о том, что поскольку поправка Платта является "уставом, принятым законодательной властью Соединенных Штатов, Президент обязан выполнять его в таком виде, каков он есть. Он не может его ни изменять, ни вносить поправки, ни что-либо добавлять или убирать. Подлежащая к исполнению акция, предусмотренная уставом, - это вывод с Кубы американских войск, и устав разрешает проводить эту акцию, только в том случае – и только в том, - когда учреждается правительство с конституцией, содержащей, будь то в основном тексте, будь то в приложении, определенные четкие распоряжения, указанные в уставе… Если Президент найдет такие распоряжения в Конституции, ему разрешается вывести армию; если таковых не имеется, ему не разрешается вывод армии…».

Госсекретарь по военным вопросам Соединенных Штатов направил письмо кубинской Конституционной конвенции, в котором заявил, что поправка Платта должна быть принята в целом, без какого бы то не было разъяснения, поскольку в таком виде она прилагалась к американскому Закону о бюджете, и заметил, что в противном случае, американские военные силы не будут выведены с Кубы.

12 июня 1901 года, на другом секретном заседании Учредительной ассамблеи ставилось на голосование включение поправки Платта в качестве приложения к Конституции республики, и 21 февраля оно было принято: 16 делегатов проголосовало за и 11 - против. На заседании отсутствовали Браво Корреосо, Робау, Хенер и Риус Ривера, которые воздержались голосовать за подобного урода.

Самым худшим в поправке было то, с каким лицемерием, обманом, макиавеллизмом и цинизмом был разработан план по захвату Кубы, когда, доходя до крайности, были публично провозглашены те же самые аргументы, которые привел Джон Куинси Адамс в 1823, о яблоке, падающим под силой тяжести. В конце концов, это яблоко упало, но оно оказалось гнилым, как это предвидели многие кубинские мыслители в течение почти полувека, начиная с Хосе Марти в декаде 1880 года, и кончая Хулио Антонио Мельей, убитым в январе 1929 года.

Никто не смог бы описать лучше то, что все означала для Кубы поправка Платта, как это сделал сам Леонард Вуд в двух отрывках из конфиденциального письма от 28 октября 1901 года своему товарищу по авантюрам Теодору Рузвельту:

«Разумеется, с принятием поправки Платта у Кубы осталось мало независимости, скорее, она ее лишилась полностью, и единственное, что сейчас можно рекомендовать – это искать ее аннексии. Однако на это потребуется какое-то время, и в период, пока Куба сохраняет свое собственное правительство, очень желательно, чтобы оно было бы способным вести ее к прогрессу и процветанию. Куба не может заключать какие-либо соглашения без нашего разрешения, а также не может просить в долг, если он превышает определенные пределы, она должна поддерживать предписанные санитарные условия. Вследствие всего этого, совершенно очевидно, что она полностью в наших руках, и, я полагаю, что не найдется ни одного европейского правительства, которое ни в коем разе не посчитало бы ее чем-то другим, нежели тем, чем она является – действительной частью Соединенных Штатов, и, как таковая, она заслуживает нашего уважения. При помощи контроля, который, без сомнения, в скором времени превратится во владение, мы в короткие сроки практически будем управлять торговлей сахаром в мире. Остров постепенно американизируется, и в нужный срок мы будем иметь одно из самых богатых и желаемых в мире владений…».

 

Вторая часть. Применение поправки Платта и размещение военно-морской базы в Гуантанамо в рамках отношений между Кубой и Соединенными Штатами.

 

В конце 1901 года начался выборный процесс, в ходе которого кандидатура Томаса Эстрады Пальмы достигла триумфа без оппозиции при поддержке 47 процентов избирателей. 17 апреля 1902 года отсутствовавший избранный президент отправился из Соединенных Штатов на Кубу и прибыл туда через три дня. Передача власти состоялась 20 мая 1902 года в 12 часов дня. Уже был создан конгресс республики. Леонард Вуд уехал в свою страну на крейсере «Бруклин».

В 1902 году, незадолго до провозглашения республики, американское правительство сообщило только что избранному президенту острова о четырех местах, выбранных для размещения военно-морских баз – Сьенфуэгос, Баия-Онда, Гуантанамо и Нипе, - предусмотренных поправкой Платта. Также принимался во внимание ни более и не менее как гаванский порт как «место с наибольшими преимуществами для размещения четвертой военно-морской базы".

С самого начала, несмотря на его позорное происхождение, правительство Кубы, в состав которого входили многие из тех, кто боролся за независимость, отказалось уступить территории для четырех военно-морских баз, потому что считало, что двух было более чем достаточно. Положение накалилось после того, как кубинское правительство усилило позиции и потребовало конечной разработки Постоянного договора об отношениях с тем, чтобы «определить одновременно, а не по частям, все особенности, являвшиеся целями поправки Платта, и установить пределы его предписаниям».

Президент Маккинли скончался 14 сентября 1901 года от выстрелов, сделанных в него 6 числа этого месяца. Теодор Рузвельт продвинулся настолько в своей политической карьере, что уже был вице-президентом Соединенных Штатов, и посему заступил на пост президента после смертельных выстрелов, полученных его предшественником. Рузвельту в тот момент не было выгодно уточнять досягаемость поправки Платта, чтобы не затягивать размещение военно-морской базы в Гуантанамо, в связи с тем, что это означало бы для обороны канала – начатого и потом заброшенного Францией в Центральноамериканском перешейке, - который ненасытное правительство империи планировало закончить любой ценой. Его также не интересовало определить законное положение острова Пинос. По этой причине резко снизилось число осуждаемых военно-морских баз, было снято предложение о гаванском порте и, наконец, было принято решение о размещении двух баз: в Гуантанамо и в Баия-Онда.

Позже, во исполнение Статьи VII конституционного приложения, навязанного Учредительной конвенции, Договор был подписан президентами Кубы и Соединенных Штатов соответственно 16 и 23 февраля 1903 года:

«Статья I. Республика Куба посредством настоящего документа сдает в аренду Соединенным Штатам, на период времени, который им потребуется, в целях разместить на них угольные или военно-морские базы, земельные участки и водные пространства, находящиеся на острове Куба, которые описываются ниже:

1. В Гуантанамо... » Дается полное описание бухты и прилегающей территории.

2. В Баия-Онда…» Следует другое подобное описание.

В данном Договоре устанавливается:

«Статья III. Если Соединенные Штаты признают окончательное продолжение сохранности суверенитета Республики Куба на вышеописанные земельные участки и водные пространства, то Республика Куба, в свою очередь, дает свое согласие на то, чтобы в период, когда Соединенные Штаты будут занимать данные территории на основании положений, предусмотренных этим Договором, Соединенные Штаты смогут пользоваться в полной мере своей юрисдикцией и властью на этих территориях с правом приобретать в государственных целях Соединенных Штатов любой земельный участок или собственность, находящуюся там, путем купли или принудительной экспроприации, полностью компенсируя ее владельцев».

28 мая 1903 года приступили к измерительным работам, чтобы разметить межи военно-морской базы в Гуантанамо.

В Соглашении от 2 июля 1903 года, касающегося этого вопроса, был принят «Регламент для аренды военно-морских и угольных баз ":

«Статья I. Соединенные Штаты Америки договариваются и решают платить Республике Куба ежегодно сумму в размере 2 000 песо в золотой валюте Соединенных Штатов в течение срока, в который они будут занимать и использовать эти территории во исполнение вышеуказанного Договора.

Все земельные участки, принадлежащие частным лицам, и другая недвижимость, находящиеся на этих территориях, без промедления будут приобретены Республикой Куба. Соединенные Штаты договорятся о передаче Республике Куба денежных сумм, необходимых для закупки данных земельных участков и частного имущества, а Республика Куба примет данные денежные суммы в качестве аванса в счет оплаты за аренду в соответствии с данным Соглашением».

Соглашение, регламентирующее эту аренду, подписанное в Гаване соответственно представителями президентов Кубы и Соединенных Штатов, было принято сенатом Кубы 16 июля 1903 года, ратифицировано президентом Кубы через месяц, 16 августа, и президентом Соединенных Штатов – 2 октября, после чего 6 октября эти ратификации обменялись в Вашингтоне и 12 числа того же месяца и года это было опубликовано в газете «Гасета де Куба».

14 декабря 1903 года было сообщено, что четыре дня назад – 10 числа этого месяца, Соединенные Штаты вступили во владения земельными и водными территориями в целях размещения военно-морской базы в Гуантанамо.

Для правительства и военно-морского флота Соединенных Штатов передача части территории большего из Антильских островов явилось причиной для большой радости, и они решили это отметить. В этих целях в Гуантанамо собрались корабли карибской эскадры и некоторые крейсеры Североатлантического флота.

Кубинское правительство поручило начальнику ведомства Министерства строительства Сантьяго-де-Куба передать ту часть территории, на которую теоретически распространялся их суверенитет 10 декабря 1903 года, дата, выбранная Соединенными Штатами. Он был единственным кубинцем, присутствовавши на церемонии и совсем недолго, поскольку, после выполнения своей миссии, без произнесения тостов и пожатия руки, он уехал в соседнее село Кайманера.

Начальник строительного ведомства отправился на крейсер «Кирсейдж» - американский флагман, на борту которого находился контрадмирал Бэркер. В 12 часов прозвучали залпы из 21 орудия и под звуки Национального гимна Кубы спустили кубинский флаг, поднятый на этом судне, и сразу же подняли на земле, в месте, именуемом Плая-дель-Эсте, при таком же числе залпов, флаг Соединенных Штатов, после чего был завершен этот акт.

В соответствии с регламентом Соглашения Соединенные Штаты должны были использовать полученные земли исключительно в государственных целях, они не могли размещать там никаких магазинов либо промышленных предприятий.

Власти Соединенных Штатов на данных территориях и власти Кубы обоюдно обязались передавать беглецов, скрывающихся от суда за преступления или нарушения, в рамках юрисдикции законов каждой стороны, в том случае, если власти страны, предъявляющей судебное обвинение, затребуют этого.

Материалы, импортируемые на эти военно-морские базы для их использования и потребления, освобождаются от оплаты Республике Куба таможенных пошлин или других видов налогов.

Аренда указанных военно-морских баз включала право на использование и занятие прилегающих водных пространств к данным земельным и водным территориям на улучшение и углубление прохода к ним и к якорным стоянкам, а также все необходимое для эксклюзивного применения, для которого они были предназначены.

Хотя Соединенные Штаты признавали продолжение сохранения окончательного суверенитета Кубы, распространяющегося на эти земельные и водные пространства, они пользовались, с согласия Кубы, "полной юрисдикцией и господством» в отношении данных территорий, пока занимали их в соответствии с уже упомянутыми другими договоренностями.

В так называемом Постоянном договоре, подписанном 22 мая 1903 года правительствами Республики Куба и Соединенных Штатов, уточнялись будущие отношения обеих стран, то есть, было обеспечено, как назвал это Мануэль Маркес Стеринг, «невыносимое ярмо поправки Платта».

Постоянный договор, подписанный обеими странами, был принят сенатом Соединенных Штатов 22 марта 1904 года и кубинским сенатом 8 июня того же года, после чего их ратификациями обменялись в Вашингтоне 1 июля 1904 года. Поэтому поправка Платта – это поправка к американскому закону, приложение к Кубинской конституции 1901 года и Постоянный договор между обеими странами.

Опыт, приобретенный на военно-морской базе в Гуантанамо, пригодился для применения в Панаме таких же или худших мер в случае канала.

В американском конгрессе метод введения поправок при обсуждении закона, который по своему содержанию и важности является неотложной необходимостью, принято часто использовать, обязывая законодателей оставить в стороне или пожертвовать противоречивыми критериями. Такого рода поправки неоднократно ставили под удар суверенитет, за который неустанно борется наш народ.

В 1912 году государственный секретарь Кубы Мануэль Сангини договорился с американским министерством иностранных дел о новом договоре, в котором Соединенные Штаты отказывались от своих прав на Баиа-Онда взамен расширения границ военно-морской базы в Гуантанамо.

В том же году, когда произошло восстание Партии цветных независимых, которое правительство президента Хосе Мигеля Гомеса – от Партии либералов – жестоко подавило его, с военно-морской базы в Гуантанамо вышли американские войска, которые заняли различные населенные пункты в бывшей провинции Ориенте, находившиеся недалеко от городов Гуантанамо и Сантьяго-де-Куба, под предлогом «защитить жизнь и хозяйства американских граждан».

В 1917 году, в связи с забастовкой, именованной «Ла Чамбелона», проведенной в Ориенте лицами из Партии либералов, которые восстали против мошенничества, имевшего место во время выборов на второй срок президента Марио Гарсии Манокаля из Партии консерваторов, отряды американцев с базы направились в разные пункты той кубинской провинции, для чего использовали предлог, что они это делали в целях «защиты снабжения базы водой».

 

Третья часть. Формальная отмена поправки Платта и сохранение военно-морской базы в Гуантанамо.

 

В 1933 году, после прихода к власти демократической администрации Франклина Делано Рузвельта в Соединенных Штатах остался свободным путь для необходимой реорганизации доминирующих отношений, которыми эта страна пользовалась в отношении Кубы. Падение режима тирании Херардо Мачадо под давлением могущественного народного движения, и последующее установление временного правительства во главе с университетским преподавателем физиологии Рамоном Грау Сан Мартином, явились серьезным препятствием для осуществления программы, которой требовал народ.

24 ноября 1933 года президент Соединенных Штатов Рузвельт издал официальную декларацию, в которой поощрял заговор Батисты и посла в Гаване Самнера Уэльса против правительства Грау, куда входило предложение подписать новый торговый договор и отменить поправку Платта. Рузвельт объяснял, что «…Любое временное правительство на Кубе будет принято, если кубинский народ выразит ему доверие». Нетерпение американской администрации, связанное с желанием отделаться от Грау, все увеличивалось, а с середины ноября возросло влияние в правительстве молодого антиимпериалистического борца Антонио Гитераса, который в последующие недели предпринял многие из осуществленных им радикальных действий. Требовалось немедленное свержение этого правительства.

13 декабря 1933 года посол Самнер Уэльс окончательно вернулся в Вашинтон, а через пять дней его заменил Джефферсон Кэффери.

В период 13 и 14 января 1934 года Батиста созвал и возглавил военное заседание в Колумбии, где предложил заменить Грау и на его место назначить полковника Карлоса Мандиету и Монтефура, что было принято так называемой Военной хунтой Колумбии. Грау Сан Мартин подал в отставку утром 15 января 1934 года и 20 числа того же месяца отправился в ссылку в Мексику. Тогда Мандиета остался на посту президента в результате государственного переворота, совершившегося 18 января 1934 года. Несмотря на то, что администрация Мендиеты была признана Соединенными Штатами 23 января того же года, в действительно, как известно, посол Кэффери и Батиста руководили судьбой страны.

Свержение вышеупомянутого временного правительства Грау Сан Мартина в январе 1934 года, ставшего жертвой своих внутренних противоречий и арсенала заключенных, маневров и актов агрессии, низвергнутых на него империализмом и его кубинскими союзниками, означало первый и необходимый шаг при навязывании олигархическо-империалистической альтернативы в качестве выхода из кубинского национального кризиса.

Правительству, возглавляемому Мендиетой, предназначалось выполнить задачу преобразования связей неоколониальной зависимости страны.

Ни олигархия, вернувшаяся к власти, ни правительство Вашингтона не были в состоянии игнорировать настроение кубинского народа по отношению к неоколониализму и его орудиям. Соединенные Штаты тоже знали, какую важную роль играла поддержка латиноамериканских правительств, в том числе Кубы, в уже предсказуемой конфронтации с другими возникающими империалистическими державами, такими как Германия и Япония.

В начинавшемся тогда процессе должны были зародиться формулы, гарантирующие обновленное функционирование неоколониальной системы. Политика «доброго соседства» в большой степени принимала во внимание оппозицию латиноамериканских стран открытому интервенционизму, практиковавшемуся Вашингтоном в этом полушарии. Целью политики Рузвельта являлось создание нового имиджа своих отношений с континентом при помощи дипломатической формулы «доброго соседа».

Одной из мер реорганизации было подписание 29 мая 1934 года нового Договора о кубино-американских отношениях, который модифицировал Договор от 22 мая 1903 года, подписанный в то время другим Рузвельтом, возможно дальним родственником, из «Жестоких всадников», высадившимся на Кубе.

За два дня до этого, 27 мая, в 10.30 утра, в то время как посол Соединенных Штатов Джефферсон Кэффери готовился покинуть, как обычно, свою резиденцию в Альтурас-де-Альмендарес, на него было совершено покушение несколькими неизвестными лицами, выстрелившими в него из машины три раза. На следующий день, 28 мая, в полдень, когда служебный автомобиль первого секретаря посольства Соединенных Штатов Г.Фримана Мэтьюса ехал по Пятой Авениде в микрорайоне Мирамар, возвращаясь из посольства, где он оставил дипломата, на него напали из проезжающей мимо машины несколько человек, вооруженных автоматами. Один из них, обращаясь к шоферу, сказал, чтобы тот передал Мэтьюсу, что он дает недельный срок, чтобы тот убрался с Кубы; вслед за этим разбил переднее ветровое стекло, и они быстро скрылись.

Эти действия отражали всеобщую враждебную настроенность по отношению к Соединенным Штатам и, вероятно, могли ускорить подписание нового Договора об отношениях, в котором предлагался предположительный конец непопулярной поправки Платта.

Новый Договор об отношениях устанавливал отмену права на интервенцию Соединенных Штатов на Кубу, а также, что:

«Республика Куба и Соединенные Штаты Америки, руководствуясь желанием укрепить дружеские связи между обеими странами и, с этой целью, изменить отношения, установившиеся между ними в силу Договора об отношениях, подписанного в Гаване в 1903 году, одобрили следующие статьи:

(...)

Статья 3. До тех пор, пока обе договаривающиеся стороны не придут к единому согласию об изменении или отмене положений Договора, подписанного 16 февраля 1903 года президентом Республики Куба и 23 числа того же месяца и года президентом Соединенных Штатов Америки, относительно аренды Соединенными Штатами земельных участков на Кубе для угольных баз или размещения военно-морских баз, остаются в силе положения этого Договора, касающиеся военно-морской базы в Гуантанамо. Относительно этой военно-морской базы, также остается в силе, в той же форме и при тех же условиях, дополнительная поправка, касающаяся военно-морских или угольных баз, разработанная обоими правительствами 2 июля 1903 года. Пока Соединенные Штаты Америки не покинут упомянутую выше военно-морскую базу в Гуантанамо или пока оба правительства не придут к соглашению об изменении ее актуальных границ, ее территориальная протяженность и границы останутся такими же, какими они являются в день подписания настоящего Договора».

Сенат Соединенных Штатов ратифицировал новый Договор об отношениях 1 июня 1934 года, а Куба – 4 июня. Через пять дней, 9 июня, в Вашингтоне произошел обмен ратификациями Договора об отношениях от 29 мая того же года, формально положив конец поправке Платта, но сохранив военно-морскую базу в Гуантанамо.

Новый Договор узаконил положение де-факто, в котором находилась военно-морская база в Гуантанамо, и, таким образом, расторгалась часть соглашений, заключенных 16 и 23 февраля, а также 2 июля 1903 года между обеими странами, касающаяся земельных и водных участков в Баия-Онда, а в часть, имеющую отношение к земельным участкам и водным пространствам на территории военно-морской базы в Гуантанамо, вносились изменения с целью их расширения.

Соединенные Штаты держали военно-морскую базу в Гуантанамо в качестве стратегического наблюдательного и охранного пункта с целью обеспечения своего политического и экономического господства на Антильских островах и в Центральной Америке, а также с целью обороны Панамского канала.

 

Четвертая часть. Военно-морская база в Гуантанамо с момента формальной отмены поправки Платта до победы Революции.

 

После подписания в 1934 году Договора об отношениях, территория военно-морской базы постепенно все время укреплялась и обустраивалась, пока весной 1941 года получила статус действующей военно-морской базы со следующей структурой: морская база, воздушно-морская база, база для морской пехоты и складов.

6 июня 1934 года сенат Соединенных Штатов принял закон, в котором Министерству военно-морского флота давалось разрешение на подписание долгосрочного контракта с предприятием, берущим на себя обязательство поставлять надлежащим образом воду на военно-морскую базу в Гуантанамо, но до этого имелись американские планы для строительства водопровода для поставки воды из реки Ятерас.

Расширение базы продолжалось и к 1943 году были построены другие объекты силами предприятия «Фредерик Снейр Ко.», нанявшей на работу около 9 тысяч гражданских рабочих, многие из которых были кубинцами.

1951 год был еще одним годом огромных работ по расширению на базе военных и гражданских объектов. В 1952 году секретарь по вопросам военно-морского флота Соединенных Штатов принял решение поменять название «U.S. Naval Operating Base» на «U.S. Naval Base», в результате чего у нее изменилась структура, в которую включался Учебный центр.

Конституция 1940 года, революционная борьба и военно-морская база в Гуантанамо до декабря 1958 года.

Период с конца 1937 года по 1940 года характеризовался, с политической точки зрения, принятием мер, позволивших призвать к выборам в Учредительную ассамблею и провести их. Причина, по которой Батиста согласился на эти демократизирующие меры, заключалась в его заинтересованности принять меры, которые позволили бы ему находиться в центре политических решений, благодаря которым он обеспечивал продолжение своей власти при новом порядке, возникшем в результате разработанных им мер. В начале 1938 года было обнародовано соглашение Батисты и Грау о проведении Учредительной ассамблеи. Учредительная конвенция была создана 9 февраля 1940 года и прекратила свои работы 8 июня того же года.

Конституция была подписана 1 июля 1940 года и опубликована 5 июля того же года. В новом законе законов учреждалось, что «в территорию Республики входят остров Куба, остров Пинос и остальные прилегающие острова и островки, на которые распространялся суверенитет Испании до ратификации Парижского договора 10 декабря 1898 года». Республика Куба не будет ни заключать, ни ратифицировать никаких договоров либо соглашений, которые каким либо образом могут ограничивать или уменьшать национальный суверенитет или целостность территории».

Олигархия всячески пыталась не допустить материализации самых передовых постулатов этой Конституции или, по крайней мере, максимально ограничить их применение.

 

Пятая часть. Военно-морская база после победы Революции.

 

С момента победы Революции революционное правительство постоянно осуждало незаконную оккупацию этой части нашей территории.

С другой стороны, с 1 января 1959 года Соединенные Штаты превратили захваченную территорию военно-морской базы в Гуантанамо в постоянный очаг угроз, провокации и нарушения суверенитета Кубы с тем, чтобы создать трудности победоносному революционному процессу. Данная база всегда присутствовала в планах и операциях, разработанных Вашингтоном в целях свержения Революционного правительства.

Все виды агрессии исходили из базы в Гуантанамо:

§       Сбрасывание с самолетов базы легковоспламеняющихся материалов на свободную территорию.

§       Провокационные действия американских солдат, включая оскорбления, бросание камней, банок с легковоспламеняющимися материалами и выстрелы из пистолетов и автоматических оружий.

§       Незаконное вторжение в воды юрисдикции Кубы и на кубинскую территорию американских военных судов и самолетов, принадлежащих базе.

§       Разработка планов самоагрессии на базе, чтобы спровоцировать вооруженную борьбу в крупном масштабе между Кубой и Соединенными Штатами.

§       Запись базой радиальных частот в Международном регистре частот в эфире, соответствующем Кубе.

12 января 1961 года американские солдаты с базы в Гуанатанамо подвергли жестоким истязаниям за «преступление» быть революционером рабочего Мануэлся Прието Гомеса, работавшего там более 3 лет.

15 октября того же года был подвергнут пыткам и убит кубинский рабочий Рубен Лопес Сабариего.

24 июня 1962 года солдаты с базы убили рыбака из Кайманеры Родольфо Росселя Саласа.

Таким же образом, желаемые намерения сфабриковать самопровкацию и развернуть американские войска в «оправдываемом» карательном нападении на Кубу всегда имели в качестве детонатора базу в Гуантанамо. Примером тому являются акции в рамках так называемой «Операции Мангуст», когда 3 сентября 1962 года американские солдаты, располагавшиеся в Гуантанамо, должны были стрелять в кубинских часовых, стоявших на посту.

Во время Карибского кризиса базу укрепили военной техникой и увеличили личный состав, число которого составило более 16 000 морских пехотинцев. После решения советского премьер-министра Никиты Хрущева вывезти ядерные ракеты, расположенные на Кубе, не проконсультировавшись и не проинформировав предварительно об этом Революционное правительство, Куба заняла твердую позицию Революции в так называемых «Пяти пунктах». В пятом пункте требовали закрытия военно-морской базы в Гуантанамо. Мы находились на грани термоядерной войны, в которой мы стали бы первой мишенью вследствие имперской политики, проводимой в целях захвата Кубы.

11 февраля 1964 года президент Линдон Б. Джонсон сократил кубинский персонал, работавший на базе на приблизительно 700 работников. Также были конфискованы пенсионные фонды сотен кубинских рабочих, работавших на базе, и незаконно отменили выплату пенсий кубинским рабочим, ушедшим на пенсию.

19 июля 1964 года, в ходе грубой провокации американских пограничных наблюдателей против кубинских часовых-пограничников, был застрелен в упор молодой 17-летний солдат Рамон Лопес Пенья в каземате, где он стоял на карауле.

При таких же обстоятельствах 21 мая 1966 года был убит выстрелами с базы солдат Луис Рамирес Лопес.

В течение 21 дней мая 1980 года более 80 000 человек, 24 корабля и около 350 боевых самолетов приняли участие в маневрах Solid Shiеld-80, которые помимо обычных действий включали высадку 2 000 морских пехотинцев на военно-морскую базу и укрепление данной базы наличным составом из 1 200 человек.

В октябре 1991 года, во время проведения в Сантьяго-де-Куба IV съезда Коммунистической партии Кубы, над городом летали самолеты и вертолеты с базы, нарушая кубинское воздушное пространство.

В 1994 году база служила опорным пунктом для нападения на Гаити: американская военная авиация использовала аэропорты этого анклава. До середины 1995 года более 45 000 гаитянских эмигрантов побывали в концентрационных лагерях базы.

Также в 1994 году разразился известный миграционный кризис, вызванный ужесточением блокады и трудными годами особого периода, невыполнением Миграционного соглашения от 1984 года вследствие значительного сокращения выдаваемых виз и подстрекательства к нелегальной эмиграции, включая Закон об урегулировании статуса кубинских эмигрантов, установленный президентом Джонсоном уже более 40 лет назад.

В результате созданного кризиса декларация президента Клинтона от 19 августа 1994 года, которая способствовала превращению базы в миграционный концентрационный лагерь для кубинских плотовиков, приблизительное число которых составило 30 000 человек.

В конечном итоге 9 сентября 1994 года администрация Клинтона и правительство Кубы подписали Совместное коммюнике, посредством которого Соединенные Штаты обязались не допускать въезда на свою территорию задержанных незаконных эмигрантов и выдавать как минимум 20 000 виз в год, что обеспечивало бы безопасный канал переезда в США.

2 мая 1995 года в виде составной части миграционных переговоров, правительства Кубы и Соединенных Штатов приняли Совместную декларацию, в которой указывались действия, которые следовала предпринимать для возвращения на Кубу всех, кто продолжал пытаться незаконно иммигрировать в Соединенные Штаты и был задержан американской береговой охраной.

Заметьте, что эта ссылка относится лишь к незаконным иммигрантам, арестованным Береговой охраной. Так были заложены основы зловещего бизнеса – торговли людьми. Смертоносный закон сохранился. Куба оказалась единственной в мире страной, подверженной ударами подобного бича. Около 250 тысяч человек совершили переезд, используя безопасный канал, без малейшего риска; неисчислимы, однако, смертельные жертвы этой процветающей торговли иммигрантами – люди разных возрастов, среди них женщины и дети.

После миграционного кризиса 1994 года по договоренности двух правительств начали проводиться регулярные встречи между представителя военного командования обеих сторон. Полоса земли, усеянная минами, иногда заливалась водой во время тропических гроз, и выходящей из берегов рек. Нередко наши саперы рисковали своей жизнью при спасении людей, которые пересекали эту запретную зону, даже с детьми.

В период с 1962 по 1996 годы зарегистрированы 8 288 серьезных нарушений, происходящих с военно-морской базы в Гуантанамо, включая 6 345 нарушений воздушного пространства, 1 333 незаконных вторжений в кубинские территориальные воды и 610 территориальных нарушений. Из общего числа нарушений 7 755 произошли в период с 1962 по 1971 годы.

 

Военно-морская база в Гуантанамо после опубликования закона Хелмса-Бертона.

 

Этот закон, подписанный президентом Уильямом Клинтоном 12 марта 1996 года, в Главе II об «оказании помощи свободной и независимой Кубе», в Разделе 201, касающемся «политики в отношении переходного правительства, избранного на Кубе демократическим путем», устанавливает в своем подпункте 12, что Соединенные Штаты должны «быть готовыми для ведения переговоров с правительством, избранным на Кубе демократическим путем, о возвращении военно-морской базы Соединенных Штатов в Гуантанамо или пересмотреть актуальное соглашение во взаимовыгодных терминах». Это еще хуже действия военного губернатора Леонарда Вуда, который вместе с Теодором Рузвельтом высадился поблизости Сантьяго де Куба. Речь идет об идеи аннексиониста кубинского происхождения, управляющего Кубой.

В результате войны в Косово в 1999 году появилось большое число косовских беженцев. Правительство Клинтона, замешанное в войне НАТО, ведущейся против Сербии, приняло решение использовать базу в качестве убежища для многих из них, и в этот раз, впервые, ни с кем предварительно не проконсультировавшись, как это делается обычно, они сообщили Кубе о принятом ими решении. Наш ответ был конструктивным. Невзирая на наше противостояние несправедливой и незаконной войне, у нас не было причин, чтобы отказать в гуманитарной помощи, в которой могли нуждаться косовские беженцы. Мы даже предложили, в случае необходимости, сотрудничество нашей страны - оказывать медицинскую помощь или предоставлять любые другие услуги, которые им потребуются. В конце концов косовских беженцев не отправили на военно-морскую базу в Гуантанамо.

В манифесте «Клятва Барагуа» от 19 февраля 2000 года говорилось, что «в свое время, поскольку это не является главной целью в настоящий момент, хотя право нашего народа является справедливым и неоспоримым, территория, незаконно занимаемая в Гуантанамо, должна быть возвращена Кубе!». В то время мы вели борьбу за возвращение незаконно задерживаемого ребенка и с экономическими последствиями жестокой блокады.

 

Военно-морская база в Гуантанамо, начиная с 11 сентября.

18 сентября 2001 года Президент Буш подписал закон, принятый Конгрессом Соединенных Штатов, который давал право ему применять силу в ответ на нападения, совершенные 11 сентября. Буш опирался на этот закон, когда 13 ноября этого же года он подписал Военный приказ, посредством которого устанавливались юридические основы для задержания и осуждения военными трибуналами лиц, не имеющих американского гражданства, что являлось частью «войны против терроризма».

8 января 2002 Соединенные Штаты официально сообщили Кубе о том, что военно-морская база в Гуантанамо будет использована в качестве центра задержания военнопленных из Афганистана.

Спустя три дня, 11 января 2002 года, прибыли первые 20 пленников, пока их число не достигло 776 из 48 стран. Ни одно из этих данных было упомянуто. Мы предполагали, что речь идет об афганских военнопленных. Первые самолеты приземлялись полными пленными и многочисленной охраной. В этот же день правительство Кубы сделало публичное заявление, в котором выражало свою готовность помочь медицинскими услугами там, где они потребуются, программами по оздоровлению и борьбе с векторами и вредителями- распространителями болезней, на территории, окружающей базу, находящейся под нашим контролем, любым другим полезным, конструктивным и человеческим способом, который может потребоваться. Я помню эти данные, потому что лично участвовал в редактировании ноты, представленной Министерством иностранных дел в ответ на американскую ноту. Насколько мы далеки в тот момент от мысли, что Правительство Соединенных Штатов готовилось создать на этой базе ужасающий лагерь для пыток.

Социалистической Конституцией, провозглашенной 24 февраля 1976 года, в подпункте с) 11-ой статьи устанавливолось, что: «Республика Куба отвергает и считает незаконными и недействительными договоры, пакты и концессии, заключенные на условиях неравенства, или те, которые не признают или принижают суверенность и территориальную целостность государства".

10 июня 2002 года кубинский народ в процессе беспрецедентного народного плебисцита, в ответ на оскорбительные, ингерентные заявления Президента Соединенных Штатов, подтвердил социалистическое содержание Конституции 1976 года, и предложил Национальной ассамблее народной власти ее преобразовать, чтобы ясно изложить, среди прочих аспектов, неизменный принцип, на основе которого должны строиться экономические, дипломатические и политические отношения нашей страны с другими государствами, добавив в той же статье 11, в подпункте с) следующее: «Экономические, дипломатические и политические отношения с любым другим государством никогда не будут складываться под давлением агрессии, угрозы или принуждения иностранной державы».

После опубликования 31 июля 2006 года Обращения к кубинскому народу, американские власти заявили, что не желают миграционного кризиса, тем не менее они ведут предварительную подготовку, чтобы противостоять ему, и в связи с чем они рассматривают возможность использования военно-морской базы в Гуантанамо в качестве концентрационного лагеря для нелегальных иммигрантов, задержанных в море. В публичных заявлениях сообщается, что Соединенные Штаты ведут расширение гражданских объектов на военно-морской базе с целью увеличения их вместимости для приема нелегальных иммигрантов.

Со своей стороны, Куба приняла все возможные меры по предотвращению инцидентов между военными силами обеих стран, и заявила, что придерживается обязательств, содержащихся в Совместной декларации по темам миграции, подписанной с администрацией Клинтона. К чему столько болтовни и шума?

Символическая плата в сумме 3386,25 долларов в год за аренду территории, занимаемой военно-морской базой в Гуантанамо, то она сохранялась неизменной до 1972 года, пока американская сторона сама не исправила эту цифру на 3676 долларов. В 1973 году произошло новое изменение стоимости старого золотого доллара Соединенных Штатов, и, по этой причине, стоимость чека, эмитированного Государственной казной, повысилась до 4085 долларов в год. Вышеупомянутый чек заносится на счет Военно-морского флота Соединенных Штатов, ответственного за операции военно-морской базы.

Чеки, выдающиеся правительством Соединенных Штатов, в качестве платы за аренду, выписываются на имя «генерального казначея Республики Куба», должность и учреждение давным-давно не входящие в состав Правительства Кубы. Ежегодно, этот чек отправляется по дипломатическому пути. Чек, соответствующий 1959 году, в результате простой ошибки превратился в национальный доход. С 1960 года по сегодняшний день, деньги по чекам не были получены ни разу, и они остаются в качестве подтверждения аренды, навязываемой нам на протяжении более 107 лет. По моим скромным подсчетам это в 10 раз меньше того, что тратят Соединенные Штаты на годовую зарплату учителя.

Как поправка Платта, так и военно-морская база в Гуантанамо были излишними. Историей доказано, что в очень многих странах этого полушария, в которых не было революции как наша, вся их территория, где правят транснациональные корпорации и олигархии, не нуждается ни в одном, ни в другом. Их населением, в большинстве своем малообразованным и бедным, всегда занималась реклама, создавая условные рефлексы.

С военной точки зрения, ядерный авианосец, переполненный сверхзвуковыми истребителями-бомбардировщиками и его многочисленным конвоем, при поддержке технологии и спутников, мощнее в несколько раз, и может перемещаться в любую, более подходящую для империи, точку земного шара.

Империи нужна военно-морская база, чтобы унижать и делать имеющие там место грязные дела.

Если нужно ждать крушения системы, мы ее подождем. Страдания и опасности для всего человечества будут большими, как актуальный кризис на биржах, и все возрастающее количество людей предвещает это. Куба всегда будет ждать в состоянии боевой готовности.

Фидель Кастро Рус

14 августа 2007 года

18.10 часов

 

 

   

SubirSubir